Ильдар Абдразаков устроил со Стихиной и Петровой оперное гала в Сочи

  • Автор:

Оперным звездам в этот вечер аккомпанировал симфонический оркестр «Новая Россия», дирижировал им Клаудио Ванделли (Италия).

Вряд ли нужно представлять звезд уровня Абразакова, Стихиной и Петровой. Но стоит напомнить, что Абразаков — один из ведущих бас-баритонов мира сейчас, и у него есть два Grammy, чем мало кто может похвастаться в нашей стране (не считая аксакалов вроде Башмета, но он у него все-таки один). Сопрано Елена Стихина — прима Мариинки (причем начинала со сцены во Владивостоке), ученица Галины Вишневской и Маквалы Касрашвили, пела и в Парижской опере, и в Зальцбурге. А меццо Олеся Петрова — ученица Ирины Богачевой, прима Михайловского театра и приглашенная солистка Большого театра и «Метрополитен Опера».


Ильдар Абдразаков провел мастер-класс в Сочи

Вечер построили по веками проверенному рецепту оперных гала-концертов — увертюра, пение звезд, увертюра, пение звезд. Поскольку в заголовок концерта вынесена именно опера, то играли и пели только связанное с операми. Никаких романсов или, упаси Боже, песенок. Разве что от Оффенбаха отказаться не получилось.

Сразу после экспрессивной увертюры к «Кармен» на сцену вышел хозяин вечера Ильдар Абдразаков с куплетами Эскамильо. Начал он как-то не очень уверенно. Знаменитый бархатистый тембр певца никак не хотел прорываться сквозь звуковую стену оркестра, особенно низкие ноты, и лишь когда оркестр стихал — перед нами был прежний Абдразаков. Когда эта печальная картина повторилась и с арией Микаэлы, — стало понятно, что ошибка системная.

Сам Клаудио Ванделли прекрасно слышал солистов, управлял оркестром соответственно слышимому, и полагал, что все прекрасно. Однако в этот вечер оркестр подзвучивали — из-за необходимости подключения синтезатора для замены органа, — и к зрителям шел второй поток звука, уже из порталов. То есть зритель слышал сдвоенный оркестр со сцены и из колонок, и соответственно, удвоенную и даже скомпрессированную микрофонами громкость! Немудрено, что голоса солистов не могли прорваться сквозь эту стену неестественного оркестрового звука. А Ванделли этих порталов попросту не слышал, поскольку находился за ними в глубине сцены. А еще от порталов шел низкочастотный гул…

Стоит признаться, что проблему каким-то чудом удалось решить только ко второй части концерта. А до этого артистам приходилось подходить к кромке авансцены и самим, прислушиваясь к порталам, дозировать громкость вокала. Что весьма досадно, учитывая уровень невероятного мастерства именно этих оперных звезд.

Это большое счастье — видеть больших оперных артистов в самом расцвете своего таланта. Именно это случилось в сочинский вечер на фестивале Башмета. Абдразаков и Олеся Петрова — в зените славы, Стихина — в полшаге от него. Роскошные, ручной выделки голоса. Кристальной чистоты и силы ноты. Артистизм и огромный, невероятный труд.

Сегидилья из той же «Кармен» была спета Олесей Петровой немного в духе Любаши или Марфы из «Царской невесты», и это необычная трактовка, и весьма убедительная! Публике понравилась невероятно. После перерыва на отдышаться и интермеццо из оперы «Сельская честь» (оркестр звучал весьма недурно и прозрачно, тут-то синтезатор и пригодился) — выход Елены Стихиной с арией Мими из оперы «Богема» Пуччини. Блистательный выход. Полетный кристальный звук, нежнейшие опевания, невесомое вибрато.

А уж когда Стихина и Петрова объединились в баркароле из оперы «Сказки Гофмана» Оффенбаха — выяснилось, что при всей разнице их подачи и типажей, голоса сливаются чистейшим естественным образом. Космическая красота дуэта. Собственно, где-то с этого момента каждый номер встречался публикой долгими овациями, и было за что. Еще один их дуэт — Амнерис и Аиды — стал не менее прекрасным, роскошество звука от двух див. Редко доводится такое употреблять в письменной речи, но ведь так оно все и есть. И весьма продолжительная сцена, к слову. Овация длилась, кажется, столько же.

Например, куплеты Мефистофеля из «Фауста» и каватина Алеко из одноименной оперы Рахманинова — знаковые, любимые и фирменные для нынешнего Ильдара Абдразакова. Их исполнение в этот вечер — чистейший нектар для ушей. Артист убедителен в каждом нюансе, он неистов как Мефистофель и разочарован изменой как Алеко. Роскошнейший баритон артистичен и технически педантичен до перфекционизма. При этом внешне расслаблен и улыбчив, как суперзвезда шоу-бизнеса.

После торжественно-ироничной увертюры к «Сороке-воровке» Россини, где выяснилось, зачем по краям авансцены поставили малые барабаны, — ария Тоски от Стихиной. Безупречно академическая, с таким динамическим трагическим диапазоном, что сердце вот-вот разорвется. Олеся Петрова ответила на это не менее трагической, но светлой грустью в арии Сантуцци из оперы «Сельская честь» Масканьи.

Завершился концерт «Гранадой» Агустина Лары, ее же любил петь Муслим Магомаев, а его тень неустанно летает над местами, где бывает Ильдар Абдразаков. Ильдар поет ее без «слезы в голосе», и теперь даже сложно понять, правильно ли это для «испанскости» или нет. Ну то есть испанцы-то могут петь ее как угодно, а вот человек из Уфы для российской публики — может без слезы, или обязан? Вопрос, кажется, открыт.

Но куда же без бисов? Прозвучала пастораль из «Пиковой дамы» Чайковского, имеющая бесчисленное количество вполне себе магических трактовок, и кажется, что нет пока на Руси оперного режиссера, показавшего бы все мистические подтексты в этой простой с виду опере. Овации были бесконечны.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Фото: Алексей МОЛЧАНОВСКИЙ

(Понравилась новость — поделитесь в соцсетях!?)

Понравился сайт или статья? Поделитесь с друзьями:))

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Посетители

Понравилась публикация?Отлично, поделитесь с друзьями :)