Ник Рок-н-Ролл: Я всегда всё называю игрой, иначе не вылезал бы из психушек!

  • Автор:

- Прославился ты, Ник, во Владивостоке, образовав группу «Коба» (как гласит строка в Википедии). Расскажи о группе «Коба» и о «покорении» Владивостока.

- Нет, я ничего вообще не покорял! Как это «покорял»? Тоже все спонтанно получилось. Тоже ирония судьбы. Мы приехали с Лешей Аканешниковым из Тюмени, когда я решил поехать к маме. Надоело мне все, мы поехали к маме. Она преподавала в Нижней Тамбовке, ну она — специалист, и школы ее брали с распростертыми объятиями. Я говорю: «А наверняка же во Владивостоке есть рок-клуб!». Мы нашли президента владивостокского рок-клуба, отбили ему телеграмму. Я там встретил Катю, которую знаю еще по Петербургу. Она привезла туда группу, не помню, как она называется. Был обмен тогда еще рок-клубами. И там ребята расклеивали афиши, мы к ним вписались.Тогда это было нормально. Там один Саша Кирпиченков (Златозуб я его называл) — он наигрывал на гитаре, а я экспромтом выдавал вещи. Так появились «Хабаровские дни», «Филька-шкворик». Во Владивостоке у нас сформировалась группа. Потом вышла пластинка. Сейчас 16 октября, дай Бог здоровья, группа «Коба» собирается в оригинальном составе, и у нас тридцатилетие альбому «Покойный мень». Все там получилось спонтанно у меня, совершенно без всякого заготовленного сценария. Сработало мое второе имя. Ник Рок-н-Ролл. Также у меня получилось и с группой «Трите души».


Ник Рок-н-ролл

- В каком году ты переехал в Тюмень? Почему? И как образовалась группа «Трите души”?

- В Тюмени-то я уже был со «Вторым эшелоном». Я познакомился с девочкой. Юля Стриганова. Я же в Тюмени так, наездами бывал… Она стала моей второй супругой. И так получилось, что в городе Тюмени в 1994 году, как сейчас помню… В Екатеринбурге не было клубов, не было клубного движения. А в Тюмени — наоборот, только все это появлялось. И ко мне приехали ребята на мотоцикле. Почему ко мне — потому что я иногородних всех устраивал на ночевку. Они приехали, меня жена Юля Стриганова будит, говорит: «К тебе приехали». А они говорят, — мы так и так, приехали договариваться насчет своего концерта, мы их встретили. У Юли были очень гостеприимные родители. Устроили на ночлег их. Я сдуру сказал… Поскольку я в Свердловске был, там был какой-то концерт с «Кобой», я говорю: «Давно меня не было в Свердловске. А давайте-ка сделаем концерт». А поскольку я пообещал — я должен сдержать свое слово. Ехал туда, как на плаху. А все уже — реклама закрутилась. Там рок-центр «Сфинкс», 1994 год. Единственное место в Екатеринбурге. Все там. Олег Румянцев. Я приезжаю к ним, у нас репетировалось все, как полагается. Договорились там: ночлег, питание. У меня к тому времени был репертуар, я думаю: «Ну, он наверное. знает мой репертуар». Я посмотрел, что он слушает — мне стало не по себе. Потому что он слушает мелодичную музыку, «Битлз», а где я и где мелодичная музыка? Я говорю: «А ты вообще слышал хоть что-нибудь из моего репертуара?» Он: «Не-а!».

А я был до этого в Киеве, и у меня появились там некоторые вещи, которые еще несыгранные были. В 1993 году я был в Киеве. Я говорю: «Поиграй что-нибудь, а я встроюсь». Я уже понял, что все. Капец! Две недели оставалось до концерта. Я говорю: «А у тебя вообще нет ничего? Даже кассет?». Он говорит: «Нет!» Я сказал, — ну давай поиграй, а я встрою свой текст, как обычно это бывает. У меня была песня «Священник». Текст такой был. И настолько все легло, все это естественно записывалось ручкой на бумагу, — и покатило! И уже через две недели мы выступали с репертуаром. Ну, сырым, но уже был репертуар.

- Что за название такое «Трите души»? Откуда оно?

- У нас был директор Вася Гуськов. Дело в том, что я очень любил писателя Мамлеева, потом мы лично с ним познакомились. Горжусь тем, что мы видели самого Юрия Витальевича Мамлеева, и я читал его произведения, книги, и Вася Гуськов, который нас вывез потом в Москву на презентацию пластинки (ирония судьбы) группы «Коба», вот так вот все взаимосвязано… Он тоже любил Мамлеева. У Мамлеева, а это такой русский сюрреалист-писатель из шестидесятников, если читатели не знакомы с этим человеком, — у него был такой рассказ «Ваня Кирпичиков дома». И вот этот персонаж Ваня Кирпичиков в коммуналке выскакивал из ванны и говорил: «Трите души, вашу мать!». И он себя потом стер абсолютно и пропал в ванной. Ну и вот предложил Вася такое название. Оно как-то легло.

- Группа распалась?

- Группа не распалась, она играет у меня на дне рождения. Мы просто реже стали видеться. Они в Екатеринбурге, я здесь. В-общем, накладно ездить.Они люди семейные.

- Николай, почему что твой день стал ежегодным фестивалем?

- В 2000 году я оказался в Москве, в клубе «Бункер». Тимофей Сахно предложил отметить мой день рождения в этом клубе. Приехали мои музыканты из группы “Трите души”, с которыми я записал альбомы. Сахно организовал этот фестиваль. С тех пор он стал ежегодным.

- Весной этого года все таблоиды пестрили заголовками о том, что Ник Рок-н-Ролл попал в реанимацию. Что с тобой случилось тогда?

- Я поехал навестить друзей в Петербург. Там почувствовал себя плохо. Давление было 240. Приехала скорая. Мне сделали операцию: поставили два стента на артерию. Это был инфаркт. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить тех людей, которые откликнулись в трудный для меня момент. Это мой директор Антон Тарасов и Людмила Рудык.

- Википедия называет тебя основоположником шок-рока в России, ты с этим согласен?

- Слава богу, теперь они не называют меня русским Игги Попом! Моего героя, вернее. Если уж говорить о моем образе, о Нике Рок-н-ролле, то это, конечно рок-театр. Я срежиссировал своего героя.

- В одном из интервью ты говорил о своем детстве, о том образе, который видел в зеркале, стоя перед ним со шваброй и изображая из себя артиста. Насколько нам известно, профессия у тебя творческая. Ты по специальности «режиссер массовых мероприятий», а вот с музыкальным инструментом в руках можно ли тебя увидеть? Играешь ли ты на чем-то? И как происходит процесс создания музыкальных композиций?

- У меня неоконченное высшее образование, я учился на режиссера массовых праздников в городе Челябинске, в институте культуры. Когда я в детстве, лет 12 мне было, кривлялся перед зеркалом под музыку моих кумиров — а я именно говорю “кумир”, я не оговариваюсь, — я представлял себя участником рок-ансамбля. А тогда не говорили «рок-ансамбли», это были просто «ансамбли». Ну, это 73 год прошлого века. И я совершенно забыл, что зеркало — это портал! И твое желание исполняется точь-в-точь. А я очень пожелал быть великим! Подростки, они же всегда хотят быть великими. Кто не хотел быть великим — у того, значит, не было детства. И вот, мое желание сбылось.

Я не умею играть на музыкальных инструментах. Я беру в руки гитару, не умея играть на ней, если я в ударе, как раньше говорили. Я просто настолько верю, что я играю, что я изобретаю нечто… Получается такой психоделический скрежет, но я вхожу в образ. Обожаю такие состояния, к сожалению, у меня сейчас не так часто это бывает. И некоторые люди, например, Слава Затерия из группы «Нате», его уже нет в живых, еще ряд людей известных, они действительно, слушая все это, проникались.

- Как ты стал Ником Рок-н-роллом?

- Был у меня одногруппник в институте культуры Петр Михайловский, вот он мне сказал как-то: «Ты рок-н-ролл какой-то!» Так я и получил свое второе имя.


Максим Веселов — «Азбука (Ника) Рок-н-ролла»

- Расскажи о книге «Азбука (Ника) Рок-н-ролла» автора Макса Веселова.

- Как-то мы с ним встретились с моим давним знакомым, театральным режиссером Максом Веселовым, и он мне говорит: «У группы «АукцЫон», у «Аквариума» есть книги, а почему до сих пор о тебе нет ничего?» Мы решили написать книгу в форме бесед. И я ему доверил абсолютно все. Книга получилась интерактивная, приобрести ее можно у меня.

- Каждый твой концерт — это перформанс. Ты продумываешь план выступления?

- Я никогда не загадываю и не репетирую свои перформансы. На сцене я проигрываю жизнь своих кумиров, привнося что-то свое.

- Ты был знаком и с Егором Летовым, и с Янкой Дягилевой, с Пелагеей, с Наталией Медведевой, сейчас периодически сотрудничаешь с Сергеем Летовым. Расскажи о них. Как вы познакомились?

С Янкой Дягилевой мы дружили, а с Егором наши пути разошлись. Вообще Егор с Янкой приехали ко мне в Симферополь знакомиться когда-то.

В городе Тюмень я проводил фестиваль «Сирин», тогда я был директором рок-центра «Белый кот». У меня была дилемма: пригласить Пелагею или Наташу Медведеву. Я принял решение в пользу Медведевой, потому что я тогда понял, что Пелагея сама «прорвется».

С Сергеем Летовым мы познакомились на записи альбома «Падре», его издал Олег Коврига, он и познакомил меня с Сергеем.

- В интервью «Русскому журналу» (публикация от 13 декабря 2001 года) ты сказал: «Вообще самый классный музыкант в этой стране — это Артем Троицкий». Согласен ли ты и сейчас со своим утверждением 2001 года? Как относишься к его политической сатире на «партизанском телевидении» АРУ ТВ?

- Отлично! Очень классный вопрос! Во-первых, он не музыкант, а музыкальный критик. Когда мы с ним подружились, а мы с ним подружились, я считаю его своим другом, он в разное время мне очень сильно помогал своим присутствием.


Артемий Троицкий вел концерты Ника

- Он вел твой юбилей?

- Да, он вел! Было 40 градусов жары, 2010 год! Он отвел этот фестиваль, он приехал, естественно, бесплатно, это понятно. Ну, у меня ничего, кроме уважения к нему, нет. И дружбы. Мы о многих вещах говорили, мы переписывались с ним, и он клипы мои смотрел. Все сетовал, что мы никак не можем пересечься. И более того, когда у него была передача «Кафе Обломов», он меня хотел туда пригласить, но передачу закрыли. Он как-то принял меня. Он-то обо мне наслышан был.

Было такое интервью, но, скорее всего, это интервью не увидит свет, к сожалению. Человеческий фактор. Того человека, который отснял это интервью, — он его не дает. Это мое личное, что я могу с этим поделать? Такие люди тоже встречаются на моем пути. К сожалению.

По поводу политической сатиры. Я не считаю, что это его сатира, я считаю, что это его позиция. Я понимаю, о чем он говорит, но у меня своя игра. Я это называю игрой. Я всегда все называю игрой. Потому что, если бы я говорил, что я так живу — я бы просто не вылезал из психиатрических больниц, где я был 4 с половиной года в общей сложности. Я предпочитаю называть это игрой — так спокойнее. Мне его игра понятна. Разделяю ли я его взгляды на некоторые вещи? Я еще раз говорю: это моя игра, у него — своя игра. Это ни о чем не говорит. У меня есть свое мнение по поводу Донбасса, по поводу этого всего. Я вообще поддержал ГКЧП. В газете «День».

Анфиса ТРЕТЬЯКОВА

Adblock test (Понравилась новость — поделитесь в соцсетях!?)

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Посетители