Оркестр Армении сыграл с Сергеем Хачатряном в Дубае

  • Автор:

Концерт состоял из двух частей. В первой исполнили практически священный для каждого армянина Скрипичный концерт (1940) Арама Хачатуряна, а во второй давшие название всему концерту «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского в оркестровой версии Мориса Равеля, в свою очередь делавшему ее по редакции Римского-Корсакова.

В первом отделении армянский оркестр п/у своего основателя Сергея Смбатяна выглядел весьма основательно. Прекрасные струнные группы делали движения легкими и виртуозными, Сергей Смбатян с видимым удовольствием дирижировал расслабленно, и чуть ли армянские танцы с поднятием рук танцевал за пультом. Концерт для скрипки с оркестром Хачатуряна буквально напитан древним армянским фольклором, — тут и характерные мелизмы, и своеобычная ритмическая структура.

А главным героем вечера стал, конечно, скрипач Сергей Хачатрян. В 2000 году он стал самым молодым победителем в истории Международного конкурса Яна Сибелиуса в Хельсинки, в 2005 году завоевал первую премию на конкурсе королевы Елизаветы в Брюсселе. Сейчас у него активная европейская и американская карьера, в том числе с Симфоническим оркестром Йомиури Ниппон (Юрий Темирканов) и Московским филармоническим оркестром (Юрий Симонов).


Сергей Хачатрян

Штрих Сергея Хачатряна не спутать ни с каким другим. Он умеет сделать грустным даже мажорный септаккорд, насколько это возможно на скрипке. Армянскую народную музыку он впитал с детства, и аккуратные внедрения народной музыки в европейскую (а по сути русскую) академическую традицию у него в крови. И эту вечную грусть всего армянского народа никак не спутать с грустью еврейского или иных народов. Это в генетике.

Уже в Allegro con fermezzo Хачатрян демонстрирует поразительную виртуозность, а при замедлении темпа вдруг появляется волшебная побочная линия, искрящаяся аки шампанское. Все переходит в нежнейшую солирующую мелодию с обилием хроматизмов под синкопированный оркестр Смбатяна. Хачатрян играет взволнованную каденцию, где Шнитке соседствует с эпосом Сасунского по своей эмоциональности, и допускает самые разные интервалы во имя страсти.

Арам Хачатурян не зря посвятил свой концерт Давиду Ойстраху. Даже без каденций скрипачу требуется недюжинная виртуозность, чтобы исполнить прописанные в нотах ориентальные мотивы с моментально меняющимися длительностями. В Andante sostenuto возникает волшебный эффект, когда фагот и кларнет начинают быть похожими на дудук, и играют нечто похожее на наигрыш ашуга. Вальсовая структура в этом смысле ничего не меняет, она по-прежнему густо окрашена в восточный аромат. Сергей Хачатрян поет своей скрипкой, обыгрывая главную тему многократно, плотно интенсифицируя ее до драматичной разрешающей репризы.

Наконец, в темпераментном финале Allegro vivace — народный танец. Струнные группы ГСО Армении загущают ритмичность, деревянные духовые брызжут народными наигрышами, а Сергей Хачатрян с обилием вибрато ведет свою партию от лиризма к танцевальности. И это такие армянские мелодии, под которые хочется танцевать. И они такие воздушные, что просто диву даешься.

На бис Сергей Хачатрян соло сыграл мелодию из X века «Авун-авун».

«Хачатурян, очевидно, армянский композитор. В основе его музыки лежит армянский фольклор. Я чувствую это, потому что я воспитывался этой музыкой. Ощущения чего-то более близкого и домашнего, чем когда я играю иных композиторов. Это не значит, что они менее успешные. Я счастлив, что мы можем представить этот концерт в разных странах – сейчас в Дубае. Также это важно, поскольку это одна из наших задач – использовать армянский репертуар, который играют не так часто. Этот концерт играют чаще, чем другие. Но, тем не менее, мне кажется, что хорошо, что аудитория это слышит. Я на бис играл Григор Нарекаци – «Авун-авун», армянская духовная музыка. Это музыка 10 века. Знаете, я думаю, это наши корни. От чего наша культура интересная. И вообще как армяне развивались – это и музыка, и письмена. Генетически это всегда в нашем коде, особенно у музыкантов, исполняющих музыку. И я думаю, что все композиторы наши – это корни, дело которых мы должны продолжить», — говорит Сергей Хачатрян.

Потрясающее первое отделение, и какое же разительно другое второе, обещавшее «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского в версии Мориса Равеля. Дело в том, что у Мусоргского огромное количество меди, с которым у ГСО Армении серьезные проблемы, и все нарастающее их количество ближе к помпезному финалу.


Сергей Смбатян

Вначале ничего не предвещало беды. Звучал оркестр вполне эталонно, сразу вспомнился сериал «Elementary», где в одной из серий иронически обыгрывался авангардный балет под эту музыку. Но вот пошла медь, и… Невероятная ситуация, когда ни один медный инструмент не попадает в ноты в частности, и не строит с остальными в целом. Струнные группы делали все, что могли. Они старались на тысячу процентов! Но в оркестровке Равеля медь все значимее, а в грандиозном финале звучит только она на пределе громкости. А там ну просто беда. Если бы видели лицо Смбатяна в это время…

И Смбатян, и оркестр Армении сделали все, что могли. Но это катастрофа, когда тубы, тромбоны и все прочее вообще мимо нот. Разбираться надо самим музыкантам, и тут не до нюансов Мусоргского. Просто что-то пошло не так. Надо сделать выводы, и починить карусель.

И все же армянский оркестр произвел хорошее впечатление, особенно струнные. Они старались, и с солистом Хачатряном, где почти не было меди, прозвучали весьма достойно. А главное, что донесли армянскую музыку до широкой публики, разве это не результат.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Adblock test (Понравилась новость — поделитесь в соцсетях!?)

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Посетители