Последние новости

«Солисты Загреба» сыграли необычное

  • Автор:

Необычность заведомо была заложена в программе. Во-первых, в России планировалось сыграть практически незнакомого тут хорватского композитора с греческими корнями Бориса Папандопуло. Во-вторых, сыграть авторское переложение для камерного струнного ансамбля Пятой симфонии Бетховена, на секундочку.


«Солисты Загреба»

С Папандопуло (1906-1991) вышло не очень. Из всего гигантского массива произведений, написанных этим классиком хорватской музыки, «Солисты Загреба» выбрали именно Pintarichiana. Это довольно легкое романтичное произведение, явно наследующее Штраусу и Оффенбаху (или даже нашему Исааку Дунаевскому). Его приятно играть, там есть эффектные коды частей, провоцирующие зрителей на аплодисменты между ними. Но нет глубины, раскрывающей мастерство музыкантов «Солистов Загреба». Меж тем бывшему ансамблю радио Загреба уже 68 лет, это солидный и заслуженный коллектив.

Но может быть, так и было задумано! По крайней мере, именно в этом уверял после концерта Сретен Крстич, концертмейстер оркестра, объясняя разительный контраст со следующим произведением, нечасто исполняемой симфонией Луиджи Боккерини «Дом дьявола». Это совсем другая музыка, сложно организованная, трагичная и невероятно талантливая, что ни говори. Волшебной красоты музыка Боккерини была исполнена безупречно чисто, с огромным динамическим диапазоном, — это прекрасно сыгранный, сплоченный и понимающий друг друга с наклона головы коллектив. Великолепное исполнение.

Кстати, у всех музыкантов «Солистов Загреба» довольно новые инструменты, как выяснилось. Никаких старых итальянцев нет. Как объяснил Крстич, так сложилось исторически, — музыканты покупают только новые инструменты от ведущих европейских производителей, в основном из Италии и Германии. Но звучат они не хуже раритетных. Благо состав ансамбля невелик: пять скрипок, всего два альта, две виолончели и один контрабас.

Именно поэтому с тревогой ожидалась российская премьера переложения того же Сретена Крстича Пятой симфонии Бетховена. Как? Ни перкуссии, ни валторн и гобоев, как играть все эти могучие бетховенские оркестровые фортиссимо, раскиданные по всей симфонии? И что с финалом без пикколо и контрфаготов, да и без литавр? За кулисами Крстич успокаивал — это не первый его опыт переложений, он и другое из Бетховена и Моцарта перекладывал… Но на душе было тревожно.

Довольно быстро выяснился замысел. Все струнные партии остались у струнных, хотя всего два альта в составе существенно снизили возможность «перекинуть» им партии гобоев, например. А за контрфаготы и вообще всю перкуссию отдувался один-единственный контрабас. Уже в почтенном возрасте Марио Ивелья виртуозно изображал то тамтамы, то все контрабасы разом, то литавры, то все тот же контрфагот. Нельзя было ожидать существенной плотности или громкости звука, задуманных Бетховеном, но с учетом продуманной динамики звукоизвлечения всех остальных струнных в какие-то моменты действительно казалось, что контрабас гремит фортиссимо.


«Солисты Загреба»

Эксперимент спорный, конечно. Но в его защиту можно сказать две очевидные вещи — достаточно достоверное впечатление про Пятую симфонию произведение все-таки дает, и само по себе, как просто произведение для струнных, оно звучит гармонично и гениально (Бетховен же). А желающие послушать симфонию в оригинале всегда могут сделать это.

Вадим ПОНОМАРЕВ

Фото: Марина КОЗЛОВА

Adblock test (Понравилась новость — поделитесь в соцсетях!?)

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Посетители