Суд за крымское наследство

  • Автор:

После 2014 года Симеизскую обсерваторию в Крыму передали Институту астрономии РАН (ИНАСАН), которому она принадлежала еще при СССР. При этом в крайне неприятную ситуацию попали несколько семей, связанных с Симеизской и Крымской астрофизическими обсерваториями. Институт считает, что они не должны проживать в служебном помещении, которое они занимали с советского времени. Жильцы, что ожидаемо, думают иначе — и для части из них это единственное жилье. Чем закончится происходящее — неизвестно. Суды только начались: не ясно ни то, чем они завершатся, ни то, где после них будут проживать все эти люди.

Обычно Naked Science дистанцируется от вопросов жилищно-коммунального плана, хотя на практике они играют огромную роль в жизни и ученых, и крупных научных организаций. Однако в ситуации с Симеизской обсерваторией мы считаем, что должны отступить от этого правила: слишком уж показательным получается пример, о котором мы расскажем ниже.

Обычно на «квартирный вопрос» в науке смотрят с одной и той же стороны: множество молодых людей ушло из российской науки, потому что им было просто негде жить.  Это отличает нашу ситуацию от ряда западных стран, где материальная ситуация молодого ученого заметно лучше.

Но иногда у этой проблемы есть и обратная сторона. Бывает так, что человек, отдавший годы работе в научном учреждении — а иногда и его дети и внуки — может потерять жилье, полученное во время работы в этом самом заведении. И если молодой ученый всегда может «переквалифицироваться в управдомы» или хотя бы пойти работать кассиром в супермаркет, то ситуация с людьми старшего возраста часто не такая радужная: им уже поздно менять сферу деятельности. А снимать жилье на скромный заработок научного работника — не всегда так уж реально.

Крымская астрономия: из прошлого в будущее смогут попасть не только лишь все

В 1913 году в России была основана Симеизская обсерватория — и именно отсюда был открыт первый астероид, который первым удалось засечь с территории нашей страны (всего обсерватория открыла больше 150 астероидов и комет). Собственно, тело это так и называется «малая планета Симеиза» и с тех пор так и летает между 480 и 702 миллионами километрами от Солнца. Но если в небесной механике с тех пор изменений не произошло, и орбита стокилометрового астероида заметно не поменялось, то на Земле, с самой обсерваторией, все было куда как сложнее.

Модель, воспроизводящая известные параметры астероида Симеиза / ©Wikimedia Commons

После 1991 года в Крыму оказалось немало научных сотрудников, которые приехали туда из других частей СССР, отдав свои квартиры на прежних местах (у кого они были) и получив служебное жилье на новом месте. Однако новым украинским властям астрономия была немного не так актуальна, как некогда советским. Приведем один пример. Рядом с Симеизской обсерваторией на горе Кошка (Ялтинское поселение) была база дальней космической связи — огромная антенна от нее сохранилась до сих пор, хотя сегодня это всего лишь памятник ушедших веков, а не работающее сооружение. Сгубило базу связи хорошее месторасположение: в паре километров — море, с горы Кошка открывается красивый вид. Со слов бывших сотрудников Симеизской обсерватории, в девяностых некий украинский олигарх предложил сотрудникам базы выселиться, а с единственным заупрямившимся случилось несчастье:

«Вскоре нашли его труп с пробитой головой — оступился человек, сделал неверный шаг». В итоге на месте бывшей базы находится вариация на тему большой виллы.

Часть бывшей базы дальней космической связи, место описываемых событий / ©Wikimedia Commons

Несмотря на этот устрашающий пример, сотрудникам соседней Симеизской обсерватории повезло: тринадцати их семьям дали приватизировать квартиры в жилых домах, которые при СССР принадлежали обсерватории. Еще десятку семей повезло чуть меньше: они жили в здании по адресу: ул. Шайна, 1А, которое в украинском БТИ записали как нежилое.

Расселять их — нужны деньги, которых, само собой, не было. Поэтому  их просто оставили там жить, без какого-либо документального оформления. По слухам, даже попытка представителей местного криминала выселить людей из здания в «хорошем» месте закончилась провалом. Местная милиция вступилась и сумела помешать этой инициативе предприимчивых людей в кожаных куртках.

Это не значит, что сотрудники обсерватории там катались как сыр в масле. Здание было построено в 1913 году и с самого начала имело отопление, но после конца СССР оно там немедленно пропало. Несмотря на ялтинский климат, жить без отопления было не всегда комфортно — зимой в Ялте все же бывает холодно. Вдобавок в отдельных местах стены птицы начали долбить гнезда, и на отдельных участках дыры в ней иной раз становились сквозными.

Один из проживающих, доктор физико-математических наук Николай Горькавый, описывал ту ситуацию так:

«Зимой температура в квартире падала до +13, несмотря на электрокамины, которые нагружали сеть до предела. И я готов был уехать из Украины в любую страну, где я мог бы выжить, но остаться при этом ученым».

Так он и сделал. Но вот остальным проживавшим повезло сильно меньше

Сейчас из тех семей, которых поселили в злополучном доме, осталось четыре — остальные жильцы были людьми преклонного возраста уже в девяностые годы.

Телескоп Симеизской обсерватории / ©Wikimedia Commons

В одной из четырех оставшихся там квартир живут потомки бывшего директора Симеизской обсерватории И.И. Дмитроца. Другая принадлежит женщине, все еще работающей в Крымской астрофизической обсерватории, третья —семье шофера, некогда работавшего в обсерватории. В последней из четырех квартир прописан Николай Горькавый — в основном проживающий в США, но периодически возвращающийся в Крым (до апреля 2021 года он работал и в Крымской астрофизической обсерватории тоже, периодически публикуя в рамках этой работы научные статьи).

Позиция жильцов достаточно проста. Потомки И.И. Дмитроца (как и его ныне здравствующая вдова) вспоминают, что ему, как директору, должны были дать жилье в поселке Научный, рядом с обсерваторией, а квартиру в доме на улице Шайна предоставили как временный эрзац-заменитель. Теперь же речь идет о том, что и этот «временный» эрзац будет отобран — уже после смерти самого И.И.Дмитроца.

Сотрудница Крымской астрофизической обсерватории не считает ситуацию справедливой, но полностью воздерживается от активной борьбы, считая, что у нее в ней нет шансов. 8 июля 2021 года суд уже признал, что у нее нет законных прав проживать там, где она проживает.

Николай Горькавый, чья семья прописана в четвертой квартире, отмечает, что планировал, после выхода на пенсию, вернуться из США в Крым и рассматривал эту квартиру как место, где он проведет конец своей жизни. Кроме того, в квартире находится библиотека астронома, включающая более двух тысяч томов. По его словам, ранее он планировал завещать ее Симеизской обсерватории, но теперь думает над тем, что в случае проигрыша судов ему придется вытащить ее во двор и там сжечь, потому что транспортировка ее, в силу размера, исключительно сложна.

Горькавый выражает серьезные сомнения в том, что документ БТИ о нежилом статусе дома по Шайна 1А имеет юридическую силу — он был оформлен тогда, когда Крым был частью Украины, и это решение органов украинской исполнительной власти, а не документ советской эпохи или нашего времени.

Проект дома, сегодня имеющего адрес: улица Шайна, 1А и построенного в 1913 году. Позднее здание было несколько расширено / ©Н.Я. Московченко, С.В. Толбин

Ученый задается вопросом: если дом на улице Шайна 1А действительно нежилой, то почему на нем висит табличка «Здесь жил и работал с 1925 по 1956 год астрофизик, академик Григорий Абрамович Шайн»? Более того:, еще в 2008 году вышла и научная статья «Из истории Симеизской обсерватории по материалам Архива РАН«, где на архивных документах показано, что этот дом был жилым еще до революции, то есть с самого начала своего физического существования. Именно там находились квартиры и адъюнкт-астронома, и старшего астронома обсерватории.

Audiatur et altera pars

Чтобы понять позицию противоположной стороны, мы обратились за комментариями к Михаилу Сачкову, заместителю директора ИНАСАН.

Не могли бы рассказать, какую позицию занимает ИНАСАН в конфликте вокруг одного из домов Симеизской обсерватории?

У нас позиция предельно ясная — это позиция нашего министерства образования и науки, позиция государства. Она выглядит так: до 1991 года [Симеизская] обсерватория принадлежала нашему институту (тогда он назывался Астросовет). После 1991 года, судя по всему, что-то со строениями, принадлежавшими обсерватории, произошло. Что именно — мы достоверно не знаем, чуть дальше я поясню, что имею в виду под «не знаем».

Во время войны Симеизская обсерватория была существенно разрушена немецкими войсками перед отходом / ©Wikimedia Commons

Затем, в 2019 году, Крымская астрофизическая обсерватория нам передала объекты Симеизской обсерватории обратно. Мы получили здание [по улице Шайна, 1А], которое в кадастровых документах числится как нежилое. В этом здание живут люди, которые не имеют отношения к астрономии. Например, там есть человек, эмигрировавший в Соединенные Штаты — и претендует на жилье в этом доме, видимо — его зовут Николай Горькавый, Есть пенсионного возраста женщина, видимо, сотрудник Крымской астрофизической обсерватории (не ИНАСАН). Есть потомки каких-то сотрудников Симеизской обсерватории.

К сожалению, кто именно там проживает — нам известно лишь из слухов. Потому что когда мы обратились в паспортный стол Ялтинского поселения — обратились как собственники, желая узнать, кто же прописан в нашем здании — нам ответили, что это личные данные, поэтому их нам не дадут. Это очень странная позиция, которая повергла нас в шок. Как это: собственнику и вдруг не говорят, кто у него прописан?

Что мы знаем точно, так это то, что здание не предназначено для проживания, условий для нормального проживания людей там нет. Там постоянные протечки, технически помещения в очень плохом состоянии.

Сейчас, разумеется, никто никого не выселяет. ИНАСАН и Министерство выступили с позиции выяснения законности прав людей, которые в здании, принадлежащем ИНАСАН, по факту проживают. Если суд признает, что у этих людей есть право жить там и дальше, то институт это решение, разумеется, признает. Тогда дальнейшую работу в обсерватории придется проводить в присутствии проживающих в лабораторном корпусе людей. Вообще же это здание — именно лабораторный корпус.

Важно понимать, что сейчас речь идет только о первом шаге. Решение суда нужно просто, чтобы начать процесс.

Хорошо, а если суд признает, что такого права у них нет? Что будет с этими людьми тогда?

Картина на сегодня такая: там живут люди, которые ходят, врываются в наши помещения, с основаниями или без оснований. Если суд признает, что прав у них нет, то ИНАСАН пойдет в Министерство образования и науки, и уже у министерства спросит — что делать с проживающими там дальше.

И какова будет наиболее вероятная реакция министерства? Расселять этих людей, или?

Мне очень сложно прогнозировать реакцию министерства. Исходя из самых общих представлений — если законных оснований проживать в каком-то месте у человека нет, он не должен там проживать. Если есть — должен проживать. Эти люди выступили ведь со встречными исками, о признании за ними права там проживать, вплоть до социального найма жилья. Если суд решит так — пусть будет у них социальный найм.

У некоторых из тех, кто там живет нет альтернативного жилья (с их слов). Где они будут жить?

У тех кто занимает самую большую квартиру, пять человек в одной из квартир, альтернативное жилье есть. Про остальных нам достоверно неизвестно, есть ли у них другое жилье. Как я уже отметил, нам даже про то, кто именно прописан в этих четырех квартирах все известно «со слов», никаких документов нам никто так и не показал, ни паспортный стол, ни сами проживающие. Откуда мы, в таких условиях, можем знать, что у них с альтернативным жильем?

Вероятно, это фото здания сделано в 1927 году / ©Н. Гафтонюк

С нашей точки зрения ситуация выглядит так. ИНАСАН ведет работы на телескопе Симеизской обсерватории, включая работы по гособоронзаказу, а в лабораторном корпусе (Шайна, 1A) — где сидят астрономы — через стену от них живут некие посторонние ИНАСАН люди.

Если вас интересует, что будет с женщиной пенсионного возраста, вероятной сотрудницей Крымской астрофизической обсерватории, то тут я могу только предполагать. Причем предполагать даже не как заместитель директора ИНАСАН, а просто как гражданин Российской Федерации. Я считаю, что министерство одинокую пенсионерку на улицу не выкинут. Такое вот у меня мнение».

Понять позицию Института астрономии можно: эти люди или их родители для него — посторонние. Менее ясна позиция Министерства образования и науки: не так-то просто догадаться, как ведомство может одной рукой опекать Крымскую астрофизическую обсерваторию, а другой — ставить вопрос о том, есть ли у ее работницы права на единственное жилье.

Подведем итоги. Ситуация, когда крупное научное учреждение в России не может расселить число квартир, умещающееся на пальцах одной руки — и даже вынуждено судиться за них — выглядит не самой разумной. Понятно, почему эти четыре семьи не получили жилья в «украинский» период. Но действительно ли нужно судиться с ними сегодня? Напомним: золотовалютные резервы России на сегодня — 617 миллиардов долларов, то есть самые большие за всю ее историю и кратно больше, чем у Германии или Франции. Действительно ли наша страна так нуждается, чтобы судиться за четыре квартиры, в которых вот уже тридцать лет нет даже отопления?

Следующее заседания суда по иску против семьи бывшего директора И.И. Дмитроца состоится 29 октября 2021 года.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter.

Закладка

Скопировать ссылку

Печать

Adblock test (Понравилась новость — поделитесь в соцсетях!?)

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Посетители