Истории спешить некуда. Политик о том, что мир поймет необходимость перемен

  • Автор:

«Никто меня не переубедит, что утверждения Маркса были ошибочны. Не знаю я примеров, когда человек стал бы миллионером, торгуя своими зерном или картошкой на рынке».

Альфред ­Рубикс – политик легендарный. Человек, не поступившийся своими принципами и заплативший за это очень дорого. Он, начинавший инженером на Рижском электромашиностроительном заводе, дошёл до должности министра местной промышленности Латвийской ССР. Был членом Политбюро ЦК КПСС, первым секретарём ЦК компартии Латвии, одним из тех, кто в 1991-м поддержал ГКЧП. Обвинён в организации госпереворота (расстрельная статья), приговорён к 8 годам, отсидел 6,5 из них. Но при этом не потерял авторитета как политик – был председателем Социалистической партии Латвии, в 2009 г. избирался в Европарламент. Ему 85 лет, но он по-прежнему активен и уверен: будущее – за марксизмом.

Беда или радость?

Юлия Шигарева, «АиФ»: Альфред Петрович, 2021 г. – 30-летие развала СССР. Большинство называет его одним из самых тяжёлых событий конца ХХ в. Другие считают это шагом к свободе. А на ваш взгляд, чего было больше – трагического или созидательного?

Альфред ­Рубикс: Для народа это, безусловно, была катастрофа. Для капитала, особенно европейского, – радость, потому что они получили дешёвую и при этом хорошо подготовленную рабочую силу. Только из Латвии уехали сотни тысяч. В 1991-м, когда республика выходила из СССР, здесь жили 2 млн 630 тыс. чел. Сейчас, согласно официальной статистике, остался 1 млн 900 тыс. Но я этим цифрам не очень верю.

Не знаю я таких примеров, когда человек стал бы миллионером, торгуя своим зерном или своей картошкой на рынке.

К сожалению, отток населения из Латвии продолжается. Прежде всего потому, что получить хорошо оплачиваемую работу даже очень образованные люди не могут. У нас же беда: некому работать в ковидных госпиталях – нет ни врачей, ни медсестёр. Уже сами врачи говорят: коек можно поставить сколько угодно и где угодно. А кто будет ухаживать за больными? 

– Многие бывшие советские республики сейчас любят вспоминать, как им тяжело жилось в Советском Союзе, как их угнетали, зажимали их исконную культуру, навязывали русификацию. Если сравнивать сегодняшнюю жизнь в Латвии и жизнь во времена СССР – когда, по-вашему, было лучше?

– Я таких исследований не делал, но, судя по тому, что я слышу, нынешним положением дел люди недовольны. Хотя не все открытым текстом осмеливаются об этом говорить, чтобы не оказаться записанным в недруги страны, её власти. А несогласным быстро закроют рот, как недавно закрыли вещавшие здесь российские каналы. Недовольных много – иначе не уезжало бы такое количество народа.

В советские времена всем была обеспечена нормальная старость. Тех пенсий, которые платили, и на жизнь хватало, и за квартиру заплатить, и на лекарства. Сейчас же у нас лечение очень дорогое. На бумаге-то числится много того, что положено бесплатно, но в реальности этого бесплатного нет. Как нет и реального бесплатного образования.

Конечно, советское общество не было идеальным, и проблем, и преступлений там тоже хватало. Но не было такого расслоения. Я не против богатых, если человек честно заработал деньги – пожалуйста! Но напомню: ещё Маркс говорил, что первый капитал не может быть никаким иным, как только воровским. Когда я был депутатом Европарламента, журналисты часто спрашивали: раскройте секрет, как получилось, что в такой маленькой стране, как ваша, так много миллионеров? Что я мог ответить? Только процитировать Маркса. И никто меня не переубедит, что его утверждения были ошибочны. Не знаю я таких примеров, когда человек стал бы миллионером, торгуя своим зерном или своей картошкой на рынке.

– Как вы считаете, из-за чего всё-таки произошёл распад Союза? Исчерпала себя идея социализма?

– Нет. Хотя бы потому, что социализм-то мы окончательно не построили, его строительство было в процессе. Напомню: за сохранение СССР проголосовали 77% населения. А причиной развала страны, я убеждён, стало предательство. Когда в ­1990–1991-м я был членом Политбюро, видел, что там творилось. Но мы были в меньшинстве, а заседавшие в политбюро новоизбранные президенты или те, кто готовился им стать, пели другие песни. И когда мне говорят: «Это ваша Прибалтика развалила Союз», я никогда с этим не соглашусь. Не Прибалтика развалила, а Ельцин и Горбачёв, борясь за то, кто будет главный.  

Новое рождается из старого, это диалектика. А старое – это социально защищённое общество. Не уравниловка, а именно социально защищённое общество. Мне импонирует лозунг «От каждого – по способностям, каждому – по труду».

Знаете, я когда гнил в тюрьме, меня такое зло разбирало. Тогда говорил и сейчас говорю: меня можно было бы судить за то, что не поднял бунты, чтобы силой защитить Советский Союз. Я защищал его только законными методами, в том числе поддерживая наведение конституционного порядка на всей территории страны. А буржуазная Латвия меня посадила по ст. 59, ч. 1 – «измена родине» в советской трактовке! Меня 4 года допрашивали, искали и всё не знали, что найти. А я и по сей день не понимаю: за что меня судили? Где моя вина? Если б сформулировали, что я плохо защищал СССР, ну, может, и не согласился бы, но хоть понимал.

Какое лицо у капитализма

– Вы остаётесь убеждённым сторонником социализма. Но, похоже, в мировом масштабе он проиграл. И хотя критика в адрес капиталистического пути развития звучит постоянно – недавно, к примеру, его обличил президент Франции Макрон, заявивший, что капитализм «вышел из-под контроля и сошёл с ума», – желающих идти по советскому пути немного. Так возможно ли создать в современном мире систему, более справедливую и совершенную, чем капитализм, при всех его недостатках?

– Глупо думать, что капитализм – это последняя стадия развития цивилизации, что ничего нового не появится. Это во-первых. Во-вторых, помните, была в советские времена такая шутка: капитализм, конечно, загнивает, но как пахнет-то хорошо! А надо было посерьёзнее к этим словам относиться. И помнить, что разом всё не сгниёт, процесс этот долгий. 

Китайцы строят социализм с китайскими особенностями. И каждая страна вправе выбрать свой путь, а не пытаться кого-то копировать. Это всё плохо кончается.

Мы сейчас видим, что капитализм не справляется с существующими вызовами – ни с пандемией, ни с бедностью. Сколько ни призывают политики стараться выравнивать уровень жизни людей, сделать это невозможно – капитализму это просто несвойственно. Я считаю, истории спешить некуда. Мы сами её делаем. Не станет нас – придут другие. 

А вот с чем я не согласен, так это с тем, что капитализм будет постоянно улучшаться. Он по сути своей не может быть ни с человеческим лицом, ни дружественным к рабочему человеку. Тогда это будет не капитализм (смеётся). Приглядитесь к тому, что происходит в мире, как везде растёт сопротивление властям. И посмотрите на цифры: при населении Земли в 7,8 млрд чел. на долю пролетариата приходится 2 млрд­. Мощнее этой силы просто ничего нет! И проблемы, беды у простых людей одни и те же. Так что власть имущим всё труднее будет держать их в узде.

Люди будут искать что-то новое. Но это новое не может родиться в чьей-то голове в одну ночь – новое рождается из старого, это диалектика. А старое – это социально защищённое общество. Не уравниловка, а именно социально защищённое общество. Мне импонирует лозунг «От каждого – по способностям, каждому – по труду». По труду! А не путём обмана и фейков. Или хранения денег за рубежом на островах, куда цивилизация до сих пор не может дотянуться. Но произойдут эти изменения естественным путём – той самой мировой революции никогда не случится, этой теории я не признаю. А зародится это новое там – и это тоже классики сказали, – где окажется самое слабое звено в капиталистическом мире. Там и прорвётся.

За кем будущее?

– И кто сегодня способен на прорыв?

– Я не учёный, могу лишь предполагать. Думаю, потенциал для такого прорыва сохраняется в странах бывшего соцлагеря. Включая Китай и Корею, нравятся они кому-то или нет.

– Вам симпатична китайская система?

– Мне она симпатична в том смысле, о котором классики говорили: каждая страна придёт к социализму своим путём. Китайцы строят социализм с китайскими особенностями. И каждая страна вправе выбрать свой путь, а не пытаться кого-то копировать. Это всё плохо кончается. Потому что надо учитывать и прошлое, и традиции, и географические условия.

Но я убеждён: мир придёт к необходимости перемен. Ведь такого неравенства, как сейчас, не было никогда. Я верю в то, что жить можно честнее, а не так, как сегодня живём в том числе и мы в Латвии, когда все борются с коррупцией, а она лезет во все дыры. Жизнь должна быть справедливее. Лично я, где бы ни работал – в горисполкоме, в райкоме, министром ли, – всегда исповедовал девиз: руководитель должен получать на таком уровне, на каком живёт его коллектив, район или страна. И если он хочет жить хорошо, пусть сделает так, чтобы и его подчинённым хлеба всегда хватало.

Как этого добиться? Перестраивать человеческое мышление. А это процесс очень долгий.

(Понравилась новость — поделитесь в соцсетях!?)

Понравился сайт или статья? Поделитесь с друзьями:))

Похожие записи:

  • Нет похожих записей

О сайте

Ежедневный информационный сайт последних и актуальных новостей.

Комментарии

Посетители

Понравилась публикация?Отлично, поделитесь с друзьями :)